Юридические понятия, категории, термины

Сегодня мы предлагаем статью на тему: "Юридические понятия, категории, термины". Наши специалисты постарались полностью раскрыть тему доступным языком. Вопросы вы можете задать нашему дежурному юристу.

§ 2. Правовые понятия и термины

83

устная речь, содержит элементы разговорного стиля, насыщена профессионализмами, часто нарушающими языковые нормы. В том числе это связано и с тем, что металингвистическое мышление юристов включает основные черты обыденного метаязыкового сознания всех нефилологов.

В целом природа юридического языка, его структура и стиль относятся к числу фундаментальных теоретико-правовыхпроблем, не ограничивающихся рамками теории ЮТ. В ряду прикладных вопросовлингво-юридическойнаправленности стоит, например, проблема несоответствия междуюридическим языком как объективным явлением иязыком юристов, т. е. конкретных носителей этого юридического языка. Глобальным противоречием юридического языка считается также противоречие высокого уровня его специализированности (необходимости особой культуры, менталитета и специфического профессионализма, значимых для создания полноценного юридического документа) и в то же время направленности на рядового законопослушного гражданина, который этот текст должен достаточно адекватно интерпретировать. Считается, что адекватное воспроизведение юридического языка возможно в профессиональной юридической среде, где он и может быть воспринят должным образом. В свою очередь, применение и степень применения юридического языка в профессиональной среде свидетельствует о степени профессионализма самого носителя юридического языка. Иные социальные среды требуют определенной языковой адаптации. Адекватное определение содержания юридического языка в приемлемых для каждой социальной среды языковых формах является смыслом его применения.

Профессиональная юридическая деятельность предполагает в этой связи не воспроизведение, аиспользование языка права в соответствии с конкретными особенностями социальной среды, а также целями и задачами, стоящими перед юристом в той или иной ситуации. Именно в этом смысле ЮТ можно рассматривать какумение пользоваться языком права. И только в таком прикладном значенииязык выступает как

средство ЮТ.

§ 2. Правовые понятия и термины

Понятияитерминывправе.Понятийныйаппаратправа.Юридические термины: нормативно-правовыеи научные. Терминосистема права. Классификация юридических терминов по стилю изложения. Обыденная лексика в языке права. Степень распространенности юридических тер-

минов как критерий их классификации. Русскоязычные и заимствованные

84 Глава 4. Язык как основное общесоциальное средство юридической техники

термины, проблема использования иностранных слов. Термины однозначные и требующие толкования. Оценочные понятия.

Ядром юридического языка, объединяющим все его структурные элементы и стилистические срезы, безусловно, являются правовые понятия и термины. Если понятие представляет собой особую форму мысли, то терминами называются слова или словосочетания, точно обозначающие то или иное понятие.

Терминологичным следует считать любое слово или словосочетание, выступающее в номинативной функции и обозначающее ключевое понятие элемента правовой нормы (С. П. Хижняк). Многие исследователи поэтому используют слова «понятие» и «термин» применительно к юридическому языку как равнозначные. Так, рассматривая сферу функционирования изучаемых явлений, некоторые ученые выделяют «понятия права» и «понятия правовой науки», «нормативные правовые понятия» и «юридические понятия». Другие говорят о «терминологии права» и «терминологии правоведения», «терминологии юридической практики» и «терминологии правовой доктрины». Во всех случаях исследователи концентрируют свое внимание на различиях, существующих между категориальным аппаратом науки и понятиями (терминами), опосредованными нормативным текстом. При этом не решенным остается вопрос о том, что в данном случае подлежит классификации: понятия или термины. Думается, различия между названными категориями не следует игнорировать, особенно в контексте упомянутой классификации.

Правовыми называют понятия, которыми оперирует юридическая наука, законодательство и правоприменительная практика. Причем разделять понятия по сфере их использования вряд ли имеет смысл, так как большинство правовых явлений, обозначаемых этими понятиями, не только опосредуются нормативным текстом, но и функционируют на практике, исследуются правовой наукой. А раз речь во всех случаях идет об одних и тех же правовых явлениях, то и обозначаются они одними и теми же понятиями.

Понятие традиционно рассматривается как семантическое ядро, благодаря которому функционирует правовое предписание. При этом понятия несут в себе больше теоретической энергии, чем другие компоненты правового веления, потому что в них информация о реальной действительности сконцентрирована. Понятия выполняют гносеологическую, методологическую, формализационную функции, играют важную роль в правотворчестве, правореализации, а также в процессе цивилизованной ориентации человеческой практики.

Все правовые понятия взаимосвязаны между собой. Зависимость понятий друг от друга проявляется в том, что их значение (смысл)

§ 2. Правовые понятия и термины

85

раскрывается друг через друга: последующее понятие включает в себя характеристику предыдущего. В результате понятия права образуют некую систему, получившую название понятийного аппарата права. Последний можно определить как иерархически организованную, целостную информационную систему, включающую в себя логически взаимосвязанные и структурно упорядоченные правовые понятия, категории, термины и их определения. Данный понятийный аппарат не является исключительно частью юридической науки или действующего законодательства, а существует в качестве относительно самостоятельного компонента права. Единство права как целостной системы обеспечивается единством его понятийного аппарата, функционирование которого охватывает сферу правотворчества, юридическую практику и правовую науку.

Безусловно, круг понятий, используемых наукой, законодательством и практикой, не может полностью совпадать. Многие научные понятия, необходимые для изучения правовых явлений и обозначающие эти явления, в законодательстве не используются («методология», «форма права», «юридическая техника», «правовая фикция» и т. п.), вероятно, существуют понятия, которые распространены только на практике, ввиду того, что соответствующие явления еще не изучены юридической наукой и не регулируются законодательством. С другой стороны, любое законодательное понятие обязательно является одновременно понятием науки и практики, что позволяет рассматривать данную группу понятий как ядро понятийного аппарата права.

Сложнее обстоит дело с юридическими терминами, т. е. сословами, обозначающими правовые понятия.

Согласно определению А. С. Пиголкина, которое в отечественной литературе можно считать классическим, юридический термин – это слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеющим точный и определенный смысл и отличающимся смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью.

Данным определением охватываются не все юридические термины, а лишь важнейшая их часть – термины нормативно-правовые.Именно для них характерны особенности, выделенные В. Е. Жеребкиным в качестве внелогических особенностей понятий права (с момента возведения в закон признается сформированным, окончательно выработанным, единственным и обязательным для субъектов, его применяющих; становится более жестким, застывшим, неподвижным; изменяется только при условии и по мере внесения изменений в закон). Общими признаками всех юридических терминов являются четкая сфера применения, точное соотношение слова и отображаемого им объекта действительности, однозначность, независимость от контек-

86 Глава 4. Язык как основное общесоциальное средство юридической техники

ста, без которых термин не может выполнять функцию обозначения специального понятия.

Понятиям правоведения, как любым научным понятиям, присуща формальная и семантическая вариативность, которая отражает живой процесс терминотворчества и концептуальные различия в понимании и определении сущности правовых явлений. Поэтому одно и то же понятие в науке часто обозначается несколькими терминами. Например, равнозначными научными терминами (синонимами) являются «уголовное правонарушение», «преступление», «уголовно-наказуемоедеяние», «деяние, запрещенное уголовным законом». Помимо научных разногласий использованиетерминов-синонимовв научных текстах объясняется стремлением избежать повторов в речи. В законодательстве, наоборот, точность важнее благозвучности, поэтому из всего синонимического ряда законодатель выбирает одно слово (как правило, этослово-доминанта,наиболее точно выражающее понятие), чтобы, употребив его в нормативном тексте, сделатьнормативно-правовымтермином. Для закрепления за данным термином конкретного четко определенного значения используетсянормативно-правоваядефиниция, обеспечивающая стабильность и однозначность в понимании права.

Отсюда первой классификацией юридических терминов является следующая.

1. В зависимости от сферы применения юридические термины могут быть разделены на:

а) нормативно-правовые термины, получившие закрепление в тексте нормативного акта и приобретающие в связи с этим особую устойчивость и смысловую определенность;

б) научные юридические термины, охватывающие все многообразие специальных наименований правовых понятий.

Иногда в рамках данной классификации выделяются: в) терминология судебных решений; г)терминология интерпретационных актов;

д) терминология договоров.

Следует заметить, что абсолютное большинство терминов, используемых в различных юридических документах, приходит из нормативных актов или доктринальных источников. Языковая специфика других правовых актов в большей мере выражена в использовании языковых клише, устойчивых словесных конструкций, которые терминами не являются («…руководствуясь ст. …., суд постановил…», «…заключили договор о нижеследующем…»). Даже сторонники классификации юридических терминов по видам правовых актов признают, что в правоприменительных и в интерпретационных актах используются термины и нормативных правовых актов, и юридической науки, так

§ 2. Правовые понятия и термины

87

же как и при разработке нормативных правовых актов применяются все разновидности правовой терминологии.

Все это говорит о том, что виды, выделенные в рамках данной классификации, не являются обособленными группами, а представляют собой части единой ­терминосистемы права, включенной в его понятийный аппарат. По мнению С. П. Хижняка, системность правовой терминологии предопределяется использованием слова для обозначения ключевых элементов правовой нормы, развитиемродо-видовыхотношений с другими терминами, тенденцией к однозначному употреблению, отсутствиемэмоционально-экспрессивныхи стилистических синонимов, проявлением оценочного фактора, необязательным наличием у терминов дефиниций.

Основу этой системы образуют многочисленные научные термины, меняющиеся и развивающиеся по мере развития юридической науки. Из их массы выделяются, выкристаллизовываются наиболее удачные

иточные термины, обозначающие самые важные юридические понятия. Именно эти термины (квинтэссенция терминосистемы права) приобретают статус нормативно-правовых,а затем используются во всех сферах юридической деятельности, во всех видах правовых актов

иподпитывают тем самым развитие науки.

2.По стилю изложения юридические термины и другие слова, используемые в языке права, можно разделить на:

а) официальные («лицо, осужденное за совершение деяния, предусмотренного ст. … УК РФ»);

б) научные («субъект уголовного правонарушения»); в)обыденные («преступник»).

Довольно часто в литературе указывается, что использование обыденной лексики в юридическом тексте вообще нежелательно (и даже недопустимо). Следует, однако, согласиться с тем, что оно неизбежно, так как юридизация естественного языка в правовых текстах не может достичь абсолютной степени. И не только потому, что естественный язык даже в статусе внутренней формы для юридических терминов так или иначе продолжает воздействовать на его восприятие (это одна сторона вопроса), но и потому, что в юридическом тексте необходимо сохраняются непосредственные содержательные элементы естественного языка (Н. Д. Голев). Поэтому использование нетерминологической обыденной лексики характерно далеко не только для документов, составляемых обычными гражданами.

Языковое качество любого юридического текста зависит в том числе от умения из всех слов, обозначающих то или иное понятие (стилистических синонимов), выбрать то, которое больше всего соответствует стилю и жанру составляемого документа или устного выступления.

Читайте так же:  Заполнение заявления для получения загранпаспорта нового образца

88Глава 4. Язык как основное общесоциальное средство юридической техники

3.По степени распространенности терминов в русском языке их можно разделить на:

а) общеупотребимыетермины;

б) специальныетермины:

–специально-юридические;

–узкопрофессиональные.

Иногда в рамках данной классификации выделяют также группу общеупотребимых терминов, имеющих в нормативном акте более узкое, специальное значение. Вероятно, это не совсем правильно. Под общеупотребимыми мы имеем в виду не все слова, используемые в законе, а термины, т. е. слова, являющиеся наименованием юридического понятия, имеющего точный, определенный смысл. Таким образом, понятие «общеупотребимый термин» само по себе означает, что соответствующее слово, знакомое и понятное всем, получает в законе конкретное,специальное значение – значение юридического термина («турист», «беженец», «свидетель»).

Специальные – это термины, употребляемые людьми, объединенными какой-либопрофессией, специальностью. Наряду соспециально-юридическими,в эту группу включаются понятия, пришедшие в право из других областей знания и известные узкому кругу специалистов. В литературе их иногда называют техническими или специальными неюридическими терминами. Первое наименование представляется нам слишком узким, а второе не совсем удачным, так как само слово «неюридический» содержит в себе противопоставление «юридическому», как бы подразумевает отрицание юридического характера данных терминов. В то время как именно юридический характер придается соответствующим понятиям различных отраслей знания («трансгенные организмы», «базы данных», «товарные интервенции», «поствакцинальные осложнения»).

4. По источнику возникновения правовые термины делят на: а) русскоязычные;

б) иностранные (заимствованные).

Следует отметить, что количество иностранных терминов в юридическом языке настолько значительно, что в литературе иногда указывается: юридический язык – это не совсем русский язык. В первую очередь, речь, естественно, идет о латинских заимствованиях, но достаточно велико и число слов, пришедших из других языков, например английского (факторинг, франчайзинг, лизинг, траст).

Проблема использования иностранных слов напрямую связана с дискуссией о точности и понятности юридического языка. Большинство участников этой дискуссии признают недопустимость избыточного упрощения правовой терминологии, перевода ее на обыденный, доступный любому неспециалисту язык. В плане обоснова-

§ 2. Правовые понятия и термины

89

ния этой позиции исследователи указывают на то, что абсолютная доступность, понятность юридического текста в принципе недостижима. Н. Д. Голев выдвигает даже гипотезу об агнонимии как фундаментальном свойстве понимания специализированных слов и текстов («агноним» – малоизвестное слово, незнакомое большинству говорящих на данном языке).

Как правило, даже специалисты, критически относящиеся к избытку иностранной терминологии в юридических текстах, признают ее объективную необходимость, связанную с тем, что соответствующее слово в русском языке может просто отсутствовать либо иноязычный термин может являться общепонятным.

Крайне неудачным представляется используемый иногда законодателем прием «синхронного перевода» заимствованных терминов, когда в тексте правового акта одновременно употребляются и иностранное слово, и его русский аналог: несостоятельность (банкротство) либо относительно прижившееся в языке заимствованное слово и синоним-неологизм:финансовая аренда (лизинг) и т. п. Если требование единства терминологии предполагает, что один и тот же термин не должен иметь двух разных нормативных определений, то тем более одно и то же понятие не может обозначаться в законе двумя разными терминами.

5) Достаточно условным является деление терминов по степени конкретности на:

а) однозначные;

б) требующие толкования.

С одной стороны, любой специальный термин если не требует, то по крайней мере предполагает наличие дефиниции, т. е. определенного толкования. С другой стороны, наличие многозначных терминов всегда рассматривается как серьезный недостаток юридического текста, особенно нормативного, поэтому любой термин a priori воспринимается как однозначный.

Единственной разновидностью юридических терминов, по природе своей требующей толкования, являются термины, обозначающие оценочные понятия. В отличие от остальных (неоценочных, формальноопределенных) понятий, свойства, признаки, детали правовых явлений, фиксируемых оценочными понятиями, подробно не разъясняются законодателем, а оцениваются и конкретизируются субъектами, исходя из эталонов правосознания, практики, нравственности, обычаев и т. д. Поэтому такие понятия имеют незамкнутую структуру, их определения разворачиваются, т. е. наполняются конкретным содержанием уже в процессе их реализации. Такие понятия считаются самыми сложными, так как содержание их нельзя определить однозначно, поскольку их смысл и значение могут зависеть от конкретной обстановки.

90 Глава 4. Язык как основное общесоциальное средство юридической техники

Именно поэтому В. Е. Жеребкин рассматривает их как понятия, неопределяемые в законе, теории или судебной практике. Т. В. Кашанина указывает: «…законодатель может нормативно закрепить стандарт того или иного оценочного понятия, зафиксировав существенные признаки последнего. Понятие в этом случаеперестает быть оценочным (курсив мой.– М. Д.)»1. Следовательно, специфика оценочных понятий заключается в отсутствии у них легальных дефиниций.

Значение оценочных понятий в качестве средств поднормативного правового регулирования, предоставляющих правоприменителю относительную свободу в толковании НПП с учетом конкретных обстоятельств, не вызывает сомнения. Однако данный вопрос, как нам кажется, уже выходит за рамки лингвоюридической проблематики, так как специфика оценочных понятий является не столько языковой, сколько юридической. Создание и использование этих и подобных им по степени сложности правовых явлений предполагает применение технико-юридическихсредств следующего – доктринального уровня.

Задания

1.Рассмотрите отрывок текста любого нормативно-правовогоакта с точки зрения элементов, образующих его синтаксическую структуру (слово, предложение, сложное синтаксическое целое). Какими категориями общей теории права обозначаются эти элементы?

2.Почему именно предложение выступает центральным компонентом в структуре языка?

3.Приведите примеры юридических текстов (нормативноправовых, научных и др.), относящихся к различным функциональным стилям речи.

4.Попробуйте на примере различных юридических текстов доказать, что язык права (не) может рассматриваться как самостоятельный функциональный стиль.

5.Проанализируйте тексты нормативных или правоприменительных актов и попробуйте обнаружить в них примеры нарушения норм функционального стиля.

6.Сколько функциональных срезов юридического языка целесообразно выделять, учитывая языковую специфику различных сфер существования права? Назовите их, обращая внимание на стилистические особенности каждого среза.

7.Проиллюстрируйте примерами из действующего законодательства все известные вам классификации правовых терминов.

1 Кашанина Т. В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. 1976. № 1. С. 28.

Рекомендуемая литература

91

8.Приведите примеры оценочных понятий, используемых в действующем законодательстве. Выделите их общие черты.

9.Подготовьте эссе на тему «Иностранные термины в российских законах: плюсы, минусы, пределы использования».

10.Что является приоритетным требованием юридической техники: точность илипонятность языка права? Обоснуйте свою позицию.

Рекомендуемая литература

1.Александров А. С. Юридическая техника – судебная лингвистика – грамматика права // Проблемы юридической техники / под ред.

В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000.

2.Безруков С. С. Оценочные понятия и термины в уголовнопроцессуальном законодательстве России. Омск, 2003.

3.Власенко Н. А. Язык права. Иркутск, 1997.

4.Головина С. Ю. Понятийный аппарат трудового права. Екате­ ринбург, 1997.

5.Губаева Т. В. Язык и право. М., 2010.

6.Давыдова М. Л. Нормативно-правовоепредписание: природа, типология,технико-юридическоеоформление. СПб., 2009.

7.Жеребкин В. Е. Логический анализ понятий права. Киев, 1976.

8.Законодательная дефиниция: логико-гносеологические,мораль-­но-психологическиеи практические проблемы. Материалы Между­

народного круглого стола (Черновцы, 21–23сентября 2006 г.).

Н.Новгород, 2007.

9.Ивакина Н. Н. Профессиональная речь юриста. М., 2008.

10.Кашанина Т. В. Правовые понятия как средство выражения содержания права // Советское государство и право. 1981. № 1.

11.Крюкова Е. А. Основные проблемы языка и стиля законодательных актов // Представительная власть – 21 век: законодательство, комментарии, проблемы. 2000. №1–3.

12.Миронов А. В. Оценочные понятия в избирательном законодательстве РФ / под ред. В. В. Игнатенко. Иркутск, 2005.

13.Питецкий В. В. Оценочные признаки уголовного закона (сущность, функции, перспективы использования в законодательстве). Красноярск, 1993.

14.Сенякин И. Н. Проблемы упорядочения терминологии норма­тивно-правовыхактов РФ // Вопросы теории государства и права. Вып. 2. Саратов, 2000.

15.Ушаков А. А. Избранное. Очерки советской законодательной стилистики­. Право и язык. М., 2008.

16.Хабибулина Н. И. Юридическая техника и язык закона. СПб.,

2000.

92Глава 4. Язык как основное общесоциальное средство юридической техники

17.Хижняк С. П. Юридическая терминология: формирование и состав. Саратов, 1997.

18.Шепелев А. Н. Язык права и егофункционально-стилевыеособенности. Ереван, 2008.

19.Юрислингвистика-1-10:межвуз. сб. науч. трудов. Барнаул, Кемерово,­1999–2010 //http://kemerovo.siberia-expert.com

20.Язык закона / под ред. А. С. Пиголкина. М., 1990.

В научной литературе выделяется три разновидности юриди­ческих терминов:

— общеупотребительные (характеризуются тем, что употреб­ляются в обыденном смысле и понятны всем; например, закон, человек);

— специально-технические (отражают область специальных знаний — медицины, экономики, сельского хозяйства и др.; на­пример, эвтаназия, правила техники безопасности);

— специально-юридические (обладают особым правовым содержанием; например, исковая давность, необходимая оборона).

Лингвистические исследования показывают, что более 80 % ис­пользуемых в нормативных правовых актах слов и словосочета­ний являются общеупотребительными.

Юридические термины можно классифицировать также по сле­дующим основаниям:

— по источнику возникновения: русскоязычные и иностран­ные;

— по степени конкретности: требующие толкования и одно­значные;

— по степени сложности: односоставные и многосоставные;

— по происхождению: закрепленные в законодательстве и выработанные юридической наукой.

Важным представляется вопрос, в каких случаях требуется нормативное определение терминов и понятий в тексте закона. Например, в Федеральном законе «Об основных гарантиях изби­рательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» их 61. Кроме того, многие из данных опре­делений получают дальнейшую конкретизацию в других статьях закона. Так, статья 2 содержит определение предвыборной агита­ции: «…это деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью победить или побуждающая избира­телей к голосованию за кандидата, список кандидатов или про­тив него (них) либо против всех кандидатов (против всех списков кандидатов)». Далее, статья 48 дает широкий перечень действий, подпадающих под понятие предвыборной агитации. Ситуация, когда довольно полное определение еще более подробно расшифровывается в тексте закона, является нетипичной для российского законодательства.

Выделяются следую­щие случаи, требующие нормативного определения терминов:

1) если термин имеет несколько значений;

2) если термин употребляется в законе в более узком или су­щественно ином значении по сравнению с общепринятым;

3) если термин употребляется в законе в несколько ином зна­чении, нежели в законах иной отрасли права (это возможно лишь в исключительных случаях);

Читайте так же:  Возмещение морального и материального ущерба

4) если по поводу того или иного термина в научной литера­туре существуют различные прения, позиции;

5) если термин носит специально-юридический характер и не определен в другом (равном или более высоком по юридической силе) законе. В том случае, если термин определен в норматив­ном правовом акте более низкого уровня, это не является препятствием для дачи дефиниции.

Понятия и термины, используемые в российском законода­тельстве, можно разделить на две группы: полные (развернутые) определения и определения сокращенные. К развернутым опре­делениям относятся такие, которые содержат родовые и видовые признаки определяемого предмета или явления, его цели, задачи. Высокое качество этих определений объясняется длительностью их применения, проверенностью на практике. Сокращенные оп­ределения указывают, как правило, лишь разновидности опреде­ляемых понятий либо дают их полное наименование, не раскры­вая при этом содержания.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Дата добавления: 2015-12-08; просмотров: 4245;

ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

Apr. 24th, 2017 08:55 am Правоведение для чайников — 28. Юридические термины

Очередная заметка из цикла «Правоведение для чайников». Предыдущие части: «1. Что такое право?», «2. Правоотношения, юридические факты и правосубъектность», «3. Нормативные правовые акты как источники права», «4. Другие источники права» (часть 1 и часть 2), «5. Система права (часть 1)», «6. Система права (часть 2)», «7. Частное и публичное право», «8. Что такое правонарушение?» , «9. Правонарушения и юридическая ответственность», «10. Ещё немного о правонарушениях», «11. Правоприменение», «12. Каучуковые нормы» (часть 1 и часть 2), «13. Что такое государство?», «14. Формы правления», «15. Формы государственно-территориального устройства», «16. Политические режимы», «17. Ещё немного о государстве», «18. Судебная система: основные термины и принципы», «19. Высшие суды», «20. Суды общей юрисдикции», «21. Другие суды», «22. Проблемы судебной системы» (часть 1 и часть 2), «23. Как обратиться в суд», «24. Чем занимаются правоохранительные органы», «25. Правоохранительные органы и юридические профессии — 1», «26. Правоохранительные органы и юридические профессии — 2», «27. Правоохранительные органы: проблемы и реформы».

В предыдущих заметках я подробно объяснил ключевые понятия и идеи правовой науки: «правоотношение», «субъект права», «источник права», «отрасль права», «государство», «суд» и «правоохранительные органы». Осталось лишь несколько терминов, о которых нужно рассказать.

Способы изложения норм праваЯ писал, что правовую норму принято делить на три элемента — гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза — это условия, при которых нужно следовать определённому правилу, диспозиция — само правило, а санкция — это последствия нарушения правила. Или так: «если … (гипотеза) …, то … (диспозиция) …, иначе … (санкция)…».

При этом норма права почти никогда полностью в законе не выражена. Бывает, что гипотеза находится в одном месте, диспозиция — в другом, а санкция — в третьем. В зависимости от этого способы изложения правовых норм делят на прямой, отсылочный и бланкетный.

Прямой способ изложения нормы права — это когда в одном месте прописаны все элементы (гипотеза, диспозиция, санкция) или хотя бы два (диспозиция и санкция — как в УК РФ). Пример: «Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, наказывается… лишением свободы на срок до двух лет» (ч. 1 ст. 158 УК РФ). Диспозиция — запрещено тайно похищать чужое имущество, санкция — до двух лет лишения свободы. Как видим, всё написано в одном месте.

Отсылочный способ изложения — это когда прописаны не все элементы, но есть отсылка к другой статье того же закона с недостающей информацией. Пример — «товаром по договору купли-продажи могут быть любые вещи с соблюдением правил, предусмотренных статьей 129 настоящего Кодекса» (ч. 1 ст. 455 ГК РФ) или «склонение, вербовка или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.2, 205.3… настоящего Кодекса…» наказываются лишением свободы от 5 до 10 лет и другими неприятными санкциями (ч. 1 ст. 205.1 УК РФ). Тут мы можем найти в другой статье того же закона все нужные сведения.

Бланкетный способ изложения — самый сложный для восприятия и требующий хорошего знания права. Это когда в законе прописано только наказание за нарушение правил, но нет ни самих правил, ни отсылки к другой статье. И тогда недостающие сведения нужно искать самому в других источниках права. Пример — «нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах… если это могло повлечь смерть человека… наказывается… ограничением свободы на срок до трех лет» (ч. 1 ст. 217 УК РФ). Как видите, здесь рассказано о нарушении правил безопасности. Но самих правил — кто, что и как должен делать на этих объектах — тут нет. Эту информацию надо искать самому в других законах и подзаконных актах.

Бланкетный способ используют в Уголовном кодексе, но чаще всего — в Кодексе об административных правонарушениях. Около 80% норм КоАП РФ — бланкетные. Т.е. там прописаны наказания за нарушения некоторых правил (дорожного движения, торговли, строительства и др.), а сами эти правила надо искать в других местах. Хорошее подспорье в этом случае — сайты справочно-правовых систем («КонсультантПлюс» или «Гарант»). Бланкетные нормы в них часто снабжены гиперссылкой, ведущей на те самые недостающие правила.

Систематизация нормативных правовых актовСистематизация нормативных правовых актов — это их упорядочивание и приведение в единую систему для удобного поиска и ориентирования.

В науке выделяют четыре способа систематизации: учёт, инкорпорация, консолидация и кодификация, однако в наше время актуальны лишь два последних.

Учёт — это сбор и хранение актов, необходимых для деятельности организации. Учёт был популярен до массового внедрения компьютеров: юрисконсульты любого предприятия покупали тексты необходимых законов и хранили их все в одном месте. Благодаря этому они всегда имели под рукой нужный закон. Сегодня учёт уже не нужен благодаря распространению компьютеров и электронных справочно-правовых систем.

Инкорпорация — это объединение в сборники различных нормативных правовых актов. Содержание актов по существу не меняется, но инкорпорация допускает правку нормативных актов: исключение статей, утративших юридическую силу, исправление опечаток, изложение закона в последней редакции.

Раньше государства активно занимались инкорпорацией и выпускали сборники действующих законов. Примеры инкорпорации — Свод законов Российской Империи 1832 г. в 16 томах и Свод законов СССР 1988 г. в 10 томах. Сегодня правительство издаёт «Собрание законодательства РФ» в печатном и электронном виде, где публикует вновь принятые законы и подзаконные акты. Но в таком способе систематизации опять-таки уже нет необходимости благодаря развитию электронных справочно-правовых систем.

Консолидация — это редактирование и сведение в один документ близких по смыслу нормативных правовых актов. Консолидация устраняет ненужные повторы и противоречия в законодательстве, сокращает число законов и делает их удобными для пользования. Новый документ становится самостоятельным источником права, а прежние утрачивают юридическую силу.

Пример консолидированного закона — ФЗ «О ветеранах», принятый в 1995 г. и объединивший десятки нормативных актов об этой категории граждан. Авторы закона определили категории ветеранов (Великой Отечественной войны, боевых действий, труда и т. д.) и перечислили меры социальной поддержки для каждой категории. Другой пример — указ президиума Верховного Совета СССР от 1 октября 1980 г. «О праздничных и памятных днях». Он заменил около 50 других указов, каждый из которых в разные годы вводил тот или иной праздник.

Кодификация — это коренная переработка действующих законов и объединение их в новые, единые и логичные нормативные правовые акты (кодексы). При кодификации содержание нормативных актов радикально меняют: вводят новые нормы права, исключают устаревшие, меняют формулировки, устраняются противоречия и пробелы.

Самый известный в истории пример кодификации — принятие при Наполеоне в 1804 г. первого Гражданского Кодекса (Code Civil des Français). Французский ГК (известный также как «Кодекс Наполеона») заменил множество старых законов и обычаев о собственности, договорах, наследовании, причинении вреда и семейных отношениях. Теперь основополагающие правила по всем этим вопросам стало возможным найти в одном законе. Вдохновлённые французским примером, законодатели других стран тоже стали принимать подобные законы.

Кодификация помогает объединить в одном акте главные нормы целой отрасли права. В результате некоторые люди даже начинают отождествлять отрасль права с её базовым кодексом и считают, что Гражданский кодекс — это и есть гражданское право, Трудовой кодекс — трудовое право, Уголовный — уголовное право и т. д. Однако это не совсем так: хотя кодексы и содержат большинство важных норм соответствующей отрасли, каждая отрасль имеет и другие источники права.

Технико-правовые категорииТехнико-правовые категории — это некоторые понятия и принципы, которые используют в праве.

Правовая презумпция — это предположение о наличии или отсутствии определённых фактов. Слово презумпция происходит от латинского praesumptio («предположение», «ожидание»). Презумпция означает, что закон предписывает считать какие-то факты истинными или ложными, пока не установлено обратное.

Презумпции делят на общеправовые (приняты во всех или нескольких отраслях права) и отраслевые (действуют в одной отрасли права). Пример первой категории — презумпция невиновности в административном и уголовном праве (человек считается невиновным, пока не доказано обратное). Пример второй категории — презумпция отцовства мужа матери в семейном праве. Т.е. если ребёнок родился у замужней женщины (или в течение 300 дней после развода), то отцом ребёнка признается супруг матери, пока не доказано иное (ч. 2 ст. 48 СК РФ).

Юридическая фикция — это несуществующее положение, признаваемое законодательством в качестве существующего. В переводе с латыни fictio — выдумка или вымысел. Немецкий юрист Рудольф фон Иеринг характеризовал правовые фикции как «юридическую ложь, освященную необходимостью» или «технический обман». Например, пропавший без вести человек считается погибшим с того дня, когда вступает в силу решение суда о признании его умершим. Именно с этого момента открывается наследство и наступают другие важные юридические последствия.

Некоторые также относят к фикциям юридическое лицо, государство и другие нематериальные понятия. Ведь их тоже в реальности нет, они существуют лишь на бумаге и в сознании людей.

Читайте так же:  Документы, необходимые для получения визы в хорватию

О преюдиции я уже как-то упоминал. Суд должен принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные другим решением суда.

Правовая аксиома — это положение, принимаемое без доказательств в силу его очевидности. Оно похоже на один из источников права — принципы права. В частности, существуют аксиомы «закон обратной силы не имеет», «никто не может быть судьёй в собственном деле» и другие.

Наиболее известная правовая аксиома или принцип права — «закон обратной силы не имеет». В частности, он относится к случаям ужесточения наказания для нарушителей. Ведь когда человек нарушал закон, он знал, на какой риск идёт и в случае неудачи ожидал именно такой расплаты. Поэтому несправедливо наказывать его жёстче, чем он рассчитывал.

А вот в противоположном случае — когда наказание смягчается или деяние вообще перестаёт быть нарушением — закон имеет обратную силу. Ведь если государство перестаёт считать опасным какое-то действие (например, продажу наркотиков), то нецелесообразно, негуманно и несправедливо держать в тюрьме осуждённых по этим статьям.

Лирическое отступление: расстрел за обменникСамое известное отступление от аксиомы «закон обратной силы не имеет» — знаменитое дело Рокотова.

Ян Рокотов и двое его друзей Файбишенко и Яковлев занимались в Москве в 1950-е гг. обменом валюты и скупкой товаров у иностранцев. В Советском Союзе такой бизнес был преступлением. В 1960 г. валютчиков поймали и приговорили к восьми годам лишения свободы. Это было максимальное наказание, предусмотренное на момент ареста статьёй 88 Уголовного кодекса РСФСР (на тогдашнем криминальном сленге — «бабочка»).

Никита Хрущёв, руководитель Советского Союза, узнав об этом, возмутился «мягкостью» приговора и потребовал поменять закон и провести новый суд. Статью изменили, добавили в качестве наказания смертную казнь и затеяли ещё два судебных процесса. В итоге троих валютчиков приговорили к смертной казни и расстреляли в 1961 г.

Столь вопиющее беззаконие возмутило даже следователей, занимавшихся этим делом. Кроме того, многие советские и зарубежные общественные деятели обращались к Хрущёву с просьбой отменить приговор. Однако Хрущёв остался непреклонен, и это дело превратилось в своеобразный памятник нарушению базовой правовой аксиомы.

Пробел в праве и аналогия закона и праваПробел в праве — это отсутствие нормы права, согласно которой должен решаться какой-то вопрос.

К понятию «пробел в праве» близко понятие «каучуковая норма», о которой я уже рассказывал. Это когда ситуация в законе вроде бы урегулирована, но очень расплывчато и абстрактно. «При наличии достаточных оснований» — это фактически тот же пробел, поскольку нам всё равно ничего не ясно из текста.

В юридической науке различают мнимые и реальные пробелы в праве. Мнимый пробел (он же «квалифицированное молчание») — это когда авторы закона сознательно оставляют вопрос открытым, отдавая его на усмотрение судей. Например, приобретённые в браке вещи индивидуального пользования (обувь, одежда), «за исключением драгоценностей и других предметов роскоши», не становятся совместной собственностью супругов и в случае развода не делятся пополам (ч. 2 ст. 36 СК РФ) Тут неясно, что считать «предметом роскоши». Видимо, авторы закона посчитали, что нужно толковать это обстоятельство применительно к конкретному времени и конкретной семье. Для бедной семьи предметы роскоши будут одни, для богатых — другие, в кризис роскошью кажется одно, при экономическом подъёме — другое.

Ну а реальный пробел — это именно недостаток правовой системы и ущербность законодательства. Например, в России вопрос о принятии новой Конституции должно решать Конституционное собрание. Созывают его в соответствии с федеральным конституционным законом (ст. 135 Конституции РФ). Однако такой закон до сих пор не принят, в результате принять новую Конституцию официально невозможно.

Лучший способ устранить пробел — принять недостающую норму или группу норм. Это может сделать парламент или другой госорган, выпустивший нормативный правовой акт. Но если норма пока не принята, а у людей возникает спор, суд должен самостоятельно восполнить пробел. Делает он это при помощи аналогии закона или аналогии права.

Аналогия закона — это когда решение принимают на основе нормы той же отрасли права, регулирующей схожую ситуацию. Например, договор купли-продажи недвижимости считается заключённым с момента госрегистрации (ч. 2 ст. 558 ГК РФ). О договоре дарения недвижимости в законе такого указания нет. Но, поскольку эти договоры похожи, а последствия для статуса недвижимости — идентичны, эту норму по аналогии применяют и к дарению.

Аналогия права — это когда решение выносят на основе общего смысла и духа законодательства. В ч. 2 ст. 6 ГК РФ, например, указано, что «при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости». Аналогия права очень подходит ленивым судьям. Не нужно долго рассуждать и искать похожие нормы — достаточно лишь написать: «Исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований разумности вопрос нужно решить таким-то образом».

Иногда ещё выделяют «субсидиарное применение права», когда пробел заполняют при помощи нормы из другой отрасли права. Это та же аналогия закона, но закона, относящегося к другой, родственной отрасли. Такое возможно, например, между нормами гражданского и семейного права.

Внимание! Аналогия закона и права запрещены при определении ответственности за преступление или административное правонарушение. То есть нельзя решить, что человек совершил плохой поступок, подыскать похожий состав преступления в УК РФ и применить такое же наказание. Нет, здесь действует принцип или правовая аксиома «нет преступления без указания на то в законе». Впрочем, учитывая «каучуковость» российского Уголовного кодекса и работу судебной системы, почти для любого поступка можно найти какую-нибудь уголовную статью.

Коллизия в правеЕсли пробел в праве возникает, когда ситуация не урегулирована законом, то коллизия — в противоположном случае. Это когда один и тот же вопрос регулируют несколько правовых норм.

Наиболее очевидные случаи такого рода — отношения между субъектами права из разных государств. Французская компания выдала доверенность немцу, турок женился на украинке, аргентинец завещал австралийской организации дом в Таиланде. Во всех этих и множестве других ситуаций не сразу понятно, законы какой страны применять. Преодолением такого рода коллизий занимается отдельная отрасль права — международное частное право. Основные правила, которые применяют российские суды, прописаны в разделе VI Гражданского кодекса РФ.

Бывают, впрочем, и внутригосударственные коллизии — когда одна и та же ситуация урегулирована разными нормами российского права.

Есть несколько способов разрешения таких коллизий. Если это нормы из разных нормативных правовых актов, то можно посмотреть, когда они приняты и какую юридическую силу имеют. Если у акта больше юридической силы, то нужно применять норму из него (то есть, например, указ президента имеет приоритет над постановлением правительства). А если два акта имеют одинаковую юридическую силу, то следует применить тот, который принят позже. Ещё один способ я уже упоминал в теме «Источники права» — принцип римского права lex specialis derogat legi generali. Он означает, что норма, регулирующая специальный вопрос, имеет приоритет над нормой, регулирующей общий вопрос.

Юридическая техникаЮридическая техника — это правила подготовки и оформления правовых документов. Два основных вида юридической техники: законодательная (она же «нормотворческая») и правоприменительная. Законодательная техника — это правила написания законов и подзаконных актов, правоприменительная — это правила написания судебных решений и постановлений об административных правонарушениях.

Юридическая техника должна делать правовые тексты простыми, понятными и логичными. Для этого применяют несколько приёмов. Так, каждый акт (закон или судебное решение) имеет наименование, название госоргана, который его принял, дату и место принятия. Текст закона обычно структурирован по разделам, главам, статьям, частям и пунктам.

Известный приём юридической техники: выделение в некоторых законах «Общей части» (общих предписаний и принципов) и «Особенной части» (более детальных норм). Например, Общая часть УК РФ (ст. 1-104.5) рассказывает, что такое «преступление», «вменяемость», «наказание», «соучастие», «покушение», «совокупность преступлений» и т. д. А Особенная часть УК РФ (ст. 105-361) описывает конкретные составы преступлений и наказания за них.

Иногда куда-то в середину действующего закона нужно вставить новую статью. Например, в законе, состоящем из двадцати статей, нужно прописать норму между статьями 11 и 12. Можно было бы дать новой статье номер 12, бывшую 12-ю переименовать в 13-ю, бывшую 13-ю — в 14-ю и т. д. Но тогда вся нумерация полетит к чертям, а судебные решения, имеющие ссылку на этот закон, сразу станут непонятными. Чтобы этого не происходило, новую статью добавляют под номером 12.1. А поскольку законы у нас меняют часто, в них и появляются многочисленные статьи с номерами вроде 5.65, 10.1.4 или 7.1-1.

В идеале законы и судебные решения должны быть краткими, понятными и однозначными. Однако в России качество юридической техники очень низкое и становится только хуже.

Для сравнения — принятый при Наполеоне французский Гражданский кодекс был написан таким простым и ясным языком, что писатель Стендаль рекомендовал читать его для «получения вдохновения и ощущения красоты французского языка».

Нынешние российские законы никакой нормальный человек для вдохновения читать не станет. Их пишут очень косноязычные люди, которые русский язык не любят и никакой красоты в нём не находят. Из всех текстов на русском языке именно юридические документы наиболее запутанные, трудночитаемые и многословные.

Больше всего бросается в глаза форма изложения. Скажем, автор закона никогда не сократит слово «Российская Федерация» до «РФ» — это будет выглядеть несолидно. В результате появляются громоздкие конструкции вроде «Председатель Правительства Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и указами Президента Российской Федерации определяет основные направления деятельности Правительства Российской Федерации и организует его работу» (ст. 113 Конституции РФ).

Читайте так же:  Кто оплатит больничный – работодатель или ФСС

Многие авторы законов не умеют пользоваться абзацами. Скажем, если вы захотите узнать о сроке привлечения к административной ответственности и откроете ст. 4.5 КоАП РФ, то испытаете затруднение. Дело в том, что первая часть этой статьи представляет единый абзац в стиле: «постановление не может быть вынесено по истечении двух месяцев по таким-то правонарушениям, по истечении года — по таким-то правонарушениям и т. д.». Самих этих правонарушений очень много, и сложно найти момент, где заканчивается одна категория и начинается другая.

Законодатели не знакомы с простейшими приёмами сокращения текста. Яркий пример — ФКЗ «О судах общей юрисдикции в РФ». Поскольку в России есть разные виды регионов, то и главный суд региона называют по-разному: «верховный суд республики», «краевой суд», «областной суд», «суд города федерального значения», «суд автономной области» и «суд автономного округа». Все они обычно имеют одинаковые функции, прописанные в разных статьях закона. Казалось бы, можно перечислить их где-то в первой статье закона и указать, что далее они будут обозначены словосочетанием «региональный суд». Но нет, в законе каждый раз всё это перечисление идёт целиком: «верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа действуют в таком-то составе» и т. п.

Проблемы есть не только с формой, но и с содержанием. Иногда разные статьи одного и того же закона дают противоречивые указания. Пример — ФЗ «О миграционном учёте…». В начале он указывает, что иностранец должен встать на миграционный учёт (в народе это называют «сделать регистрацию») «по истечении 7 рабочих дней со дня прибытия в место пребывания» (ст. 20 ч. 2). Место пребывания — это жилое помещение, где он будет жить. Получается, что, если иностранец путешествует по России, проводя в каждом месте не больше 7 дней, ему вообще не нужно вставать на миграционный учёт. Но потом тот же закон, говоря о лицах, не подлежащих постановке на миграционный учет, помимо моряков, дипломатов, пилотов и т.п., упоминает лишь об иностранцах, прибывших в страну «на срок не более 7 дней» (ст. 20 ч. 6). То есть получается, что иностранец, проведший в России больше 7 дней, все-таки должен встать на учёт. Причем здесь срок почему-то сокращают до семи календарных дней вместе рабочих. Как всё это понимать — неизвестно.

Про многочисленные каучуковые нормы, которые каждый волен понимать по-своему, я уже писал.

Качество написания законов различается. Неплохим языком написаны частно-правовые кодексы: Трудовой, Гражданский и Семейный. Но как только мы переходим к публичному праву, где государство описывает правила своей работы, законы становятся всё более запутанными и сложными для понимания. Самые неудобочитаемые законы, на мой взгляд, — это КоАП, УПК, Налоговый кодекс и ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ».

Ещё интересно, что в России нет общепринятой системы наименования законов. Одни законы названы по схеме «О чём-то в Российской Федерации», другие — «О чём-то Российской Федерации», а третьи — просто «О чём-то». Например, у нас есть федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», но одновременно — федеральный закон «О полиции» (без указания на РФ), есть ФЗ «О системе государственной службы РФ», и одновременно — ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», есть ФЗ «О таможенном регулировании в РФ», но одновременно — ФЗ «О техническом регулировании», есть ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ», но одновременно — ФЗ «Об аудиторской деятельности».

В некоторых законах статьи делят на части, в других — на пункты, а в третьих — просто на абзацы без нумерации (как в Трудовом кодексе). Иногда в начале закона основные понятия излагают в алфавитном порядке, иногда — в порядке уменьшения значимости, иногда — в случайном порядке.

В общем, юридическая техника — одна из самых слаборазвитых сфер в российском праве, где ещё многое предстоит сделать. К сожалению, на юридических факультетах не изучают русский язык и литературное редактирование, поэтому юристы часто не умеют ясно выражать свои мысли. Чтобы научиться писать лучше, рекомендую юристам (особенно судьям и законодателям) ознакомиться с книгами «Слово живое и мёртвое» Норы Галь и «Пиши, сокращай» Максима Ильяхова и Людмилы Сарычевой.

Лирическое отступление: неуловимая подсудностьЗакон не должен быть понятен абсолютно всем. Есть термины, которые знают лишь юристы или читатели этой книги: «источник права», «нормативный правовой акт», «правоотношение», «отрасль права» и т. д. Но даже юристы с трудом понимают некоторые законы из-за многословности текста и обилия однородных членов, причастных и деепричастных оборотов и придаточных предложений.

Характерный случай произошёл с адвокатом Игорем Труновым в конце 2016 г. Он представлял в России интересы французского музыканта Дидье Маруани и обратился в суд с иском к певцу Филиппу Киркорову о взыскании компенсации за предполагаемый плагиат.

Нужно было решить, в какой суд подавать иск. По общем правилу, в суд нужно идти по месту жительства ответчика. Однако Трунов, видимо, прочитал в Гражданском процессуальном кодексе следующую норму: «Московский городской суд рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела, которые связаны с защитой авторских и (или) смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет»» (ч. 3 ст. 26 ГПК РФ).

Вроде бы текст не самый длинный, но неясно, как его понимать. Первый вариант — «Мосгорсуд рассматривает… дела, которые связаны с защитой авторских… прав (кроме прав на фотографические произведения…) в информационно-телекоммуникационных сетях». Второй вариант — «Мосгорсуд рассматривает… дела, которые связаны с защитой авторских… прав (кроме прав на фотографические произведения… в информационно-телекоммуникационных сетях)». В первом случае Мосгорсуд рассматривает все дела о защите авторских прав, кроме прав на фотографии в интернете; во втором — Мосгорсуд рассматривает все дела о защите авторских прав в интернете, за исключением прав на фотографии.

Трунов истолковал эту норму первым способом. Однако Мосгорсуд вернул иск, сославшись на ошибку в подсудности. Оказалось, что всё же верен второй вариант, и дело пришлось начинать заново.

«Насколько легко этот смысл уловить вот в этой страшной конструкции? — задаётся вопросом юрист Николай Чудаков. — Нет, это возможно, конечно. Если вытаскивать его аккуратно — как будто обезвреживая бомбу. Но насколько легко? И какова вероятность ошибиться?.. В общем, неудивительно, что юристы ошибаются. Вот только непонятно, зачем так писать законы» («Тест Тьюринга для адвоката Трунова»).

Другие терминыПравотворчество — это создание, изменение или отмена правовых норм. Наиболее важные виды правотворчества: законотворчество, подзаконное правотворчество и непосредственное правотворчество. Законотворчество — это когда парламент страны принимает законы. В России, соответственно, этим занимается парламент — Федеральное собрание (Государственная Дума плюс Совет Федерации). Подзаконное правотворчество — разработка и принятие подзаконных актов. Этим занимаются президент, правительство, министерства и ведомства. Наконец, непосредственное правотворчество — это когда народ на референдуме принимает или отвергает какой-то закон или решает тот или иной вопрос.

Есть ещё судебное правотворчество — это когда суды создают нормы права, фиксируя их в судебных решениях. Это больше характерно для стран с прецедентным правом (Англия, США и т. д.), но и в России, как я уже сказал, судебная практика играет важную роль.

Толкование права — установление смысла правовой нормы. На первый взгляд, процесс несложный: просто читай, что написано. Но нужно представлять себе не только конкретную статью, но и понимать, в каком законе она находится, нет ли из этого правила исключений, можно ли применить эту статью к данной ситуации и т. д. Не зная этих тонкостей, можно попасть впросак. Толкование права делят на уяснение (когда человек выясняет смысл нормы, принимая решение) и разъяснение (когда он разъясняет смысл другим людям — например, в судебных решениях).

Лучшая книга о толковании закона — изданное в 1913 г. «Руководство к толкованию и применению законов» Евгения Васьковского. Книга написана хорошим языком и содержит много ярких и остроумных примеров из законодательства Российской империи.

Правосознание — совокупность взглядов на право. Правосознание может быть у отдельного человека (индивидуальное), у группы людей (групповое) и у целого народа (общественное). Например, отношение к праву разное у адвокатов, судей, полицейских, заключённых. Также отличается отношение к праву у немцев, американцев, русских, китайцев или узбеков. Для одних людей право — наиболее полное выражение справедливости, для других — правила, навязанные государством, для третьих — тёмный лес за семью печатями. Считается, что в России уровень правосознания очень низкий. У нас даже судьи, чиновники и полицейские не уважают право и часто нарушают закон, а простые граждане следуют их примеру.

Права человека — устойчивый термин, обозначающий те права людей, которые обеспечивает государство. Т.е. в понятие «права человека» не входит право арендодателя требовать деньги от арендатора и другие подобные вещи. Нет, сюда включаются лишь те права, которым соответствуют различные обязанности государства: разобрать спор в суде, исполнить решение, не подвергать человека пыткам, не вмешиваться в его частную жизнь, не запрещать ему высказывать своё мнение и т. д.

Термин «права человека» возник после Второй Мировой войны, когда в документах нужно было зафиксировать, какие права есть у разных людей в разных странах. Наиболее известный документ такого рода — Всеобщая декларация прав человека (1948 г.).

Юрисдикция (лат. jurisdictio — суд, судопроизводство) — полномочие давать правовую оценку фактам, разрешать споры о праве, решать какие-либо юридические вопросы. Я уже упоминал об этом слове, когда говорил о российской судебной системе. Касается оно не только судов, но и других государственных органов, особенно тех, которые привлекают к административной ответственности.

Правоохрана или охрана права — это деятельность по охране права от нарушений. Она нужна, чтобы граждане исполняли свои обязанности и могли свободно реализовывать свои права и свободы.
Правомерное поведение — это поведение, которое соответствует нормам права. Т.е. человек выполняет возложенные на него обязанности, не нарушает запреты и, если хочет, реализует принадлежащие ему права.
Юстиция (лат. justitia, произв. от jus — право и означающее справедливость, правосудие) — многозначный термин. Оно обозначает разные правовые учреждения (например, Министерство юстиции), совокупность судов либо их деятельность.

Правопорядок  — порядок в обществе, основанный на праве и законности.

Читайте так же:  Вам переплатили зарплату – чем это грозит

Законность — строгое соблюдение законодательства всеми субъектами права (людьми, организациями, государством)

РезюмеСуществует три способа изложения норм права: прямой, отсылочный и бланкетный. Последний — самый сложный. Это когда в законе прописано только наказание за нарушение правил, но нет ни самих правил, ни отсылки к другой статье.

Систематизация нормативных правовых актов — это их упорядочивание и приведение в единую систему для удобного поиска и ориентирования. В науке выделяют четыре способа систематизации: учёт, инкорпорация, консолидация и кодификация, однако в наши дни актуальны лишь два последних.

Технико-правовые категории — это понятия и принципы, которые используют в праве. К ним относят правовую презумпцию (предположение о наличии или отсутствии определённых фактов), юридическую фикцию (несуществующее положение, признаваемое законодательством в качестве существующего), преюдицию (обязанность суда принять факты, ранее установленные другим решением суда) и правовую аксиому (положение, принимаемое без доказательств в силу его очевидности).

Пробел в праве — это отсутствие нормы права, согласно которой должен решаться какой-то вопрос. Различают мнимые и реальные пробелы в праве. Мнимый пробел (он же «квалифицированное молчание») — это когда авторы закона сознательно оставляют вопрос открытым. Реальный пробел — это недостаток правовой системы и ущербность законодательства.

Суд может восполнять пробел в праве при помощи аналогии закона или аналогии права. Аналогия закона — это когда решение принимают на основе нормы закона, регулирующей схожую ситуацию. Аналогия права — это когда решение выносят на основе общего смысла и духа законодательства. «Субсидиарное применение права» — это когда пробел заполняют при помощи нормы из другой отрасли права.

Коллизия в праве — это когда один и тот же вопрос регулируют несколько правовых норм. Это могут быть как нормы права разных государств, так и нормы, установленные одним государством.

Юридическая техника — правила подготовки и оформления юридических документов. Два основных вида юридической техники: законодательная (она же «нормотворческая») и правоприменительная. Юридическая техника должна делать правовые тексты простыми, понятными и логичными, но в России с этим большие проблемы.

Правотворчество — это создание, изменение или отмена правовых норм. Толкование права — установление смысла правовой нормы. Правосознание — совокупность взглядов на право. Права человека — устойчивый термин, обозначающий те права людей, которые обеспечивает государство. Юрисдикция — полномочие давать правовую оценку фактам, разрешать споры о праве, решать какие-либо юридические вопросы.

Следующая статья из цикла «Правоведение для чайников» — «Все отрасли права: краткий обзор»

Leave a comment

Юридические термины (лат. terminus предел, граница) – это слова или словосочетания, точно обозначающие определенное правовое понятие.

Терминология, которой пользуются юридическая наука и законодательство, весьма неоднородна. Все юридические термины делятся на три группы.[1]

1. Общеупотребительные термины – слова обычного литературного языка (“жилое помещение”, “доля”, “захват” и др.). Без них не могут существовать ни юридическая наука, ни законодательство, поскольку без общеупотребительных слов нельзя выразить мысли, сделать законодательство и юриспруденцию доступными для понимания.

2. Специальные юридические термины – это термины, отражающие особенности государства и права как специфических социальных явлений и возникающие в процессе юрисдикционной деятельности. Таковыми, например, являются: “правоотношения”, “подсудимый”, “истец”, “прокурор”, “преюдиция” и другие. Надо при этом заметить, что очень многие специальные юридические термины в современное право пришли из далеких прошлых правовых систем (“алименты”, “иск”, “договор”, “правоспособность” и другие).

3. Специальные неюридические термины – это термины, составляющие принадлежность других (неюридических) наук и отраслей и используемые в законодательстве и юридической науке (“перевозка”, “кибернетика”, “эпизоотия”, “венерическая болезнь” и другие).

Для уясненияих смысла надо обращаться к тем отраслям знаний, принадлежностью которых они являются.

Юридическая терминология должна отвечать требованиям:

– точности в обозначении тогоили иного понятия;

– единства (однозначности, когда термин имеет одно, а не несколько значений);

– краткости, ясности и простоты. Язык закона должен быть достаточно выразительным и в то же время лишенным эмоциональной окраски.

Для законодательства, к примеру, привычен термин “государство”, но не употребляются близкие ему по смыслу слова “отечество”, “отчизна”, “родина”, “держава”. Законодатель оперирует термином “смерть”, но не использует слова “гибель”, “кончина” и т.д.

Юридическая конструкция – специфическое построение нормативного правового материала по тому или иному типу связи между его элементами.

Юридические конструкции представляют собой плод многолетней, а нередко и многовековой мыслительной деятельности и вызваны к жизни объективными потребностями урегулирования человеческих отношений.

Сфера и особенности регулируемых правом общественных отношений определяют и тип связи нормативного правового материала, иными словами своеобразие той или иной юридической конструкции. Для гражданского права, имеющего дело, главным образом с имущественными отношениями, типичны такие юридические конструкции, как “договор”, “право собственности”, “добросовестный владелец” и другие.

Правовые символы – это закрепленные законодательством условные образы, используемые для выражения определенного юридического содержания.

Символика – своеобразное средство формализации правового содержания в целях придания ему четкости, определенности, лапидарности и образности. Символам как разновидности “искусственных” замещающих знаков присущ ряд особенностей. Они нередко представляют собой материальные, осязаемые предметы, хотя выражают абстрактное содержание; символы должны быть понятны тем, кто ими пользуется; символы, как правило, рассчитаны на чувственное, эмоциональное восприятие.

Символику, однако, нельзя считать архаизмом и уделом древних правовых систем. Используются юридические символы и в современных законодательных системах.

В отечественном праве, например, законодательно закрепляется и тем самым приобретает правовой характер ряд символов. Таковыми, например, являются герб, флаг, гимн как символы государства, вставание присутствующих в суде при появлении состава суда как символ уважения к нему и уважения к правосудию. Тоже самое назначение у введенной новым законодательством судейской мантии, принимаемой Президентом Российской Федерации присяги как символа служения народу и т.д.

Правовая презумпцияпредположение (в сфере права либо только в связи с правом) о наличии или отсутствии определенных фактов, основанных на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными, подтвержденное предшествующим опытом.

Существенным признаком презумпции является ее предположительный характер. Презумпция – это обобщения не достоверные, а вероятные. Однако степеньих вероятности очень велика, и основывается она на связи между предметом и явлениями объективного мира и повторяемости повседневных жизненных процессов.

Роль презумпции в праве велика, и было бы неправильно видеть в ней только средство юридической техники. Некоторые общеправовые презумпции приобрели значимость правовых принципов: презумпция знания закона; презумпция добропорядочности гражданина, презумпция невиновности обвиняемого.

Весьма оригинальным приемом законодательной техники являются фикции.

Правовая фикциянесуществующее положение, признанное законодательством существующим и ставшее в силу этого общеобязательным.

Фикции – это положения заведомо неистинные. Однако они широко используются в различных отраслях знаний. Будучи закрепленной в законодательстве, фикция становится правовой (юридической).

Объединение рассмотренных и иных научных оценок тенденций развития законодательной практики позволяет сделать четыре важных вывода.

Первый – правотворческая техника при внешней непредвзятости может использоваться для целенаправленного регулирования правового поведения с учетом тех или иных социальных интересов. Тогда и правовые нормы могут быть понятными или нарочито сложными, точными или неопределенными.

Второй – необходимо учитывать специфику юридико-техноло-гических приемов в разных отраслях законодательства. Ведь вполне очевидны неодинаковые объекты и методы отраслевого правового регулирования. Так, в конституционном законодательстве больше применяется норм-дефиниций, норм-целей и норм-принципов, а сами нормы нередко состоят лишь из диспозиций. В гражданском и уголовном законодательстве традиционной является строгая и детальная структуризация институтов и норм.

Третий – правотворческая техника проявляет себя на всех стадиях действия нормативно-правового акта. Без нее не обойтись в процессе разработки первоначального варианта нормативно-правового акта, обсуждения проекта, его оформления и принятия.

Четвертый – толкование законов и иных нормативных актов и их реализация также требуют применения приемов юридической техники.

Правореализующая техника включает в себя совокупность приемов, способов и средств, с помощью которых осуществляется правореализующая деятельность.

По смыслу форм реализации права можно выделить следующие виды правореализующей техники:

– техника соблюдения;

– исполнения;

– использования;

– применения права.

Эти формы более подробно рассмотрены в соответствующем разделе теории права. Что же касается средств правореализующей техники, то к ним можно отнести следующие:

1. Нормативно-правовые акты.

2. Органы и учреждения, способствующие успешной реализации права.

3. Правоприменительные акты.

Таким образом, с помощью правотворческой и правореализующей техники во взаимодействии с другими элементами правовой системы осуществляется эффективное правовое регулирование общественных отношений.

Темы рефератов

1. Основные подходы к понятию “юридическая техника”.

2. Законодательная техника.

3. Правоприменительная техника.

4. Интерпретационная техника.

Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 10446;

Похожие статьи:

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Селищев, А. С. Деньги. Кредит. Банки / А.С. Селищев. — М.: Питер, 2015. — 432 c.
Юридические понятия, категории, термины
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here